(3812) 53-99-14 644024, г.Омск, ул. Декабристов, 45
e-mail:info@biomedservice.ru

Новый отраслевой стандарт: кому он выгоден?

Заметка опубликована в газете "Омская медицинская газета" № 9 мая 2003 г

 

Что привнес в жизнь российского фармацевтического сообщества новый отраслевой стандарт "Правила отпуска (реализации) лекарственных препаратов в аптечных организациях. ОСТ91500. 05. 0007 - 2003"?
Правила конкретизировали и уточнили существующий на сегодняшний день порядок работы аптечных предприятий. Несомненно, в этом заключается положительная роль данного документа. Но десяток страниц теста, кажется, послужил только поводам для оправдания названия документа "Правила отпуска лекарственных средств…". Основное же значение документа, ознаменовавшего, по сути, тихую революцию на фармацевтическом рынке, запрятано в одной из таблиц приложения. Именно эти несколько цифр являются ключевым моментом, определяющих расклад сил на фармацевтическом поле в ближайшие годы.

 

Речь идет о пересмотре нормативов минимальных площадей аптечных учреждений. Наибольшее значение имеет увеличение минимальной площади городского аптечного пункта до 70 квадратных метров (вместо существовавших до этого в разных городах 12-20 метров). Площади аптек изменились не значительно, повысившись с 72 до 90 метров. Для аптечных киосков барьерная планка поднята с 10 до 60 метров (этот факт имеет второстепенное значение: почти полная идентичность требований для открытия аптечных пунктов и киосков и большие ограничения по ассортименту для киосков еще раньше делали практически бессмысленным их существование).


По данным ЦМИ "Фармэксперт" на начало 2003 года в России работало 19 тысяч аптек и 45 тысяч аптечных пунктов и киосков. Новому ОСТу не соответствует 42 тысячи пунктов и киосков, что составляет 93.3% от их общего числа! Напомним, что в Омской области имеется около 230 аптек и более 1000 аптечных пунктов и киосков.
Смогут ли аптечные пункты быть приведены по метражу к норме нового ОСТа?


Давайте подсчитаем на примере Омска. Основные расходы ложатся на стоимость аренды, которая по Омску для торговых площадей в среднем составляет уже около 500 руб. за кв. м. (35 тыс. руб. в месяц), единый вмененный налог - в среднем 5 тысяч в месяц, фонд заработной платы при штате в 4 -5 человек - 25 тысяч в месяц, различные производственные расходы - 5 тысяч, всего 70 тысяч. При сложившейся конкуренции средняя торговая наценка в аптеках составляет около 20%. Таким образом, только для того чтобы аптечный пункт площадью 70 кв. м. не был убыточен, его месячный товарооборот должен составлять 350 тысяч рублей. Если в планах стоит возврат средств затраченных ранее на ремонт аптечного пункта и закупку оборудования (что при открытии новой точки может составлять от 100 до 300 тысяч рублей), дальнейшее укрепление материальной базы, пополнение товарных запасов и оборотных средств, отчисление дивидендов, то товарооборот должен быть увеличен еще в 2 раза. Следовательно, по самым скромным подсчетам, жизнеспособный аптечный пункт должен давать месячную выручку порядка 700 тысяч рублей, что в свою очередь требует оборотных средств в товаре или в деньгах не менее 700 тысяч - 1 млн. рублей. Таким образом, возможность работать в новых стандартах будет только у тех, кто для реконструкции аптечного пункта (фактически его перевода по старому стандарту в аптеку) имеет в распоряжении материальную базу в стоимостном выражении порядка 1 млн. руб. Сможет ли большинство сегодняшних владельцев аптечных пунктов преодолеть этот рубеж в ближайшие годы? Сомнительно. Начало процесса повсеместного закрытия аптечных пунктов и киосков неизбежно.


Кому новый стандарт выгоден?
Очевидно, что цифры минимальных площадей возникли не случайно и главное его следствие - тотальное закрытие аптечных пунктов было вполне предсказуемо. Кому это выгодно? Новый стандарт разрабатывался в недрах министерства без какой-либо огласки или обсуждения, мнения разных сторон за и против не приводились, поэтому мы можем высказать только свои предположения о его движущих силах.
Москва является главным розничным фармацевтическим рынком России, составляющим его четвертую часть. Не секрет, что многие московские аптечные сети, несмотря на внешний шик и широкомасштабную рекламу, имеют финансовые показатели хуже, чем можно было бы предполагать (см. интернет - ресурс www.provizor.ru). Одержать победу над аптечными пунктами в открытой борьбе за потребителя (ох уж этот несознательный потребитель) за последние годы аптечным сетям так и не удалось, поэтому в ход могли быть пущены административные приемы. В выведении аптечных пунктов из числа участников рынка больше всего заинтересованы представители аптечных сетей. Разумеется, приветствуют это и крупные одиночные аптеки, хотя их голос вряд ли мог быть решающим в принятии данного положения ОСТа.
В Москве сосредоточено наибольшее количество оптовых фармацевтических фирм, и у аптечных предприятий имеется широкий выбор поставщиков медикаментов, при этом зачастую выбор делается не в пользу "националов". Наиболее лояльными клиентами "националов" являются те же аптечные сети и крупные государственные или частные аптеки. Закрытие аптечных пунктов вызовет увеличение товарооборота в "подшефных" дистрибьюторам аптеках а, соответственно, и у самих дистрибьюторов. Кроме этого, национальные дистрибьюторы также являются владельцами аптечных сетей или планируют их построение в ближайшие годы. Следовательно, национальным дистрибьюторам ликвидация аптечных пунктов также выгодна.
Таким образом, мы допускаем, что новые стандарты площадей приняты для обеспечения конкурентных преимуществ наиболее влиятельных игроков фармацевтического рынка страны. Всем остальным приходится с этим мириться и либо уходить, либо подстраиваться под новые требования. Кто-то разорится, кому-то это окажется на руку, но, в любом случае, подавляющему большинству аптечных учреждений страны отведена роль статистов в чужой игре. Консолидированный протест и обжалование новых правил через суд кажется маловероятным (или Фармацевтическая лига заступится?).


Что даст новый стандарт потребителям?
Цены на лекарства вырастут, так как увеличатся расходы на содержание больших площадей, и у аптечных учреждений уменьшится конкурентное давление со стороны аптечных пунктов. Приближенность аптек к месту жительства ухудшится и за лекарствами в аптеку придется совершать небольшой поход.
Кто-то может привести набивший оскомину аргумент, что с закрытием аптечных пунктов уменьшится опасность распространения фальсифицированных лекарств. Но фальсификаты не изготавливаются в аптечных пунктах. Каналы распространения лекарственных средств прозрачны. Если фальсификат просачивается в аптеку, то он поступает через стандартные каналы сбыта, то есть через тех же дистрибьюторов. Почему же ни одно дело о производстве фальсификатов не доведено до суда или не обнародовано в печати? Вообще, проблема фальсификатов раздута непомерно гипертрофированно. В прошлом году по данным того же Минздрава было выявлено всего 160 серий фальсифицированных лекарств, их доля в Омске составляет десятые доли процента, в то время как средства массовой информации пытаются убедить потребителя, что уже 10% лекарств в аптеках являются фальсифицированными. Создается впечатление, что излишний ажиотаж делается как раз именно для того, чтобы можно было по субъективному признаку поделить участников фармрынка на надежных и ненадежных поставщиков и продавцов в отношении фальсификатов с последующим обоснованием принятия тех или иных административных мер, в данном случае как раз в пользу закрытия аптечных пунктов.


Повысится ли качество обслуживания покупателей?
Требование соблюдения деонтологических норм и повышение площади торгового зала прямо на качество обслуживания не повлияет. Качество обслуживания повышается через постоянный поиск путей максимально полного удовлетворения потребностей покупателя. Ликвидация большей части аптечных учреждений усилит монополизацию рынка и уменьшит интенсивность конкурентной борьбы, что не будет способствовать улучшению качества обслуживания.


Что ждет провизоров и фармацевтов, ныне работающих в аптечных пунктах?
В сознание покупателей на протяжении последних лет активно внедряется мысль о том что, что только в аптеках трудятся наиболее квалифицированные специалисты. Между тем, независимо от места работы все фармацевты получают стандартный базовый уровень государственного образования, проходят одни и те же курсы усовершенствования, меняют места работы переходя из аптек в аптечные пункты и наоборот. В конечном итоге, уровень специалиста определяет не место его работы, а личные качества, в частности, стремление и способность к самообразованию и совершенствованию профессиональных навыков, честность, пунктуальность, отзывчивость. Вероятно, сформировавшийся в последние годы дефицит фармацевтических кадров прекратиться, возможно, в связи с этим понизится и уровень заработной платы.
Специалисты, в чьей собственности находятся аптечные пункты, являются наиболее предприимчивой и энергичной частью нашего общества. Они обеспечили такую доступность лекарств населению, которая имеется сегодня, они создали избыток рабочих мет для фармацевтов и дали им зарплату выше среднего уровня. Возможно, в скором времени большинству из них придется испытать себя в другом бизнесе.


Все слышали, как много говорится о поддержке малого бизнеса на федеральном и региональном уровнях. Теперь становится ясно, какие формы эта поддержка может принимать в преломлении частными отраслевыми стандартами, способными меняться в одно мгновение, словно по мановенью волшебной палочки.


Назад